56cbc3a5     

Легостаев Андрей - Трон Валузии



Андрей Легостаев.
Трон Валузии
Глава 1. ТОСТ В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО ХОТАТА
День всеславия великого бога Хотата жители Хрустального города
испокон веков, с тех времен, как Атлантида и Лемурия поднялись из
морских глубин, почитали больше всех остальных праздников, исключая,
разумеется, лишь празднования дней всемогущего Валки.
Солнечные лучи переливались на золотых шпилях и отражались в
окнах древних дворцов столицы Валузии. Нарядно одетые жители
прославленного города, принеся жертвоприношение могущественному богу
в величественном храме, торопились на улицу, уступая место следующим,
жаждущим возблагодарить всемилостивого Хотата за спокойную жизнь и
мудрого правителя, которым наградила их судьба.
Выходя из мраморного храма Валки и Хотата, горожане поспешали к
площади перед царской Башней Великолепия. Там, у Топазового Трона
правителей древней Валузии, в окружении лучших воинов мира Алых
Убийц, на белоснежном коне с тщательно расчесанной длинной гривой,
восседал неподвижно, словно непоколебимая статуя самому себе,
правитель древней Валузии царь Кулл.
Те горожане, что были одеты победнее, издали любовались могучей
фигурой царя-воина, восхищаясь его видом и невозмутимой, уверенной в
себе позой. Они выкрикивали благодарности и мудрому Хотату, и
всевидящему Валке, и справедливому мужественному царю Куллу,
хранящему покой народа Валузии.
Жители и гости Хрустального города знали, что едва лишь огромное
жизненесущее солнце начнет склоняться к земле, собираясь на покой, на
площадь для простого народа выкатят огромное бочки с игристым
янтарным вином и разведут костры, на которых зажарят для угощения
сотни жертвенных быков. В предвкушении этого волнующего события
валузийцы славили мудрого царя, введшего в празднование великого
Хотата этот великолепный обычай.
Аристократы и богатые горожане, в сопровождении личной охраны
приближались к царю, кланялись ему, касаясь пальцами унизанными
перстнями с драгоценными каменьями каменных плит площади, и выражали
благодарность - за процветание, за спокойную жизнь, за следование
заветам могущественного Хотата.
Представители древних родов со всех городов Валузии, послы всех
держав, известных Семи Империям, спешили поздравить царя Кулла с
великим праздником, демонстрируя жителям столицы пышность своих
нарядов и красоту сопровождавших их женщин, подчеркнутую изысканными
украшениями и одеждами, не скрывающими их безукоризненных прелестей.
Царь, возвышавшийся над толпой на своем верном скакуне, лишь
кивал в ответ на вычурные приветствия, зачастую переходящие в
неприкрытую лесть. Он знал, что за этими словами нередко скрывается
тщательно загнанная в закрома души, но от этого не менее лютая
ненависть к нему. Многие представители древних родов Валузии
презирали его, варвара, силой захватившего древний трон, голыми
руками задушившего прежнего царя-деспота.
Кулл знал, что нельзя терять бдительности и осторожности ни на
минуту - слишком многие жаждут его гибели. Ни один летописец не
ведал, сколько за годы правления Кулла на него было совершено
покушений, поскольку царь, в жилах которого текла дикая кровь
атлантов, не считал нужным докладывать об этом кому бы то ним было, а
сам давно сбился со счета. Лишь многочисленные шрамы на могучем
бронзовом теле царя говорили о битвах, сражениях и поединках - как с
благородными противниками в честном бою, так и с подлыми убийцами,
пытавшимися нанести удар из-за угла.
Время покушений - мрак ночи; сейчас в сиянии ослепительного
солнца, п



Назад