56cbc3a5     

Левашов Виктор - Солдаты Удачи 1



ВИКТОР ЛЕВАШОВ
ЗАГОВОР ПАТРИОТОВ (ПРОВОКАЦИЯ)
СОЛДАТЫ УДАЧИ – 00
Аннотация
Подчас прошлое встает перед нами грозным предупреждением. И спокойная, благополучная жизнь людей внезапно меняет свои краски и может стать совершенно беззащитной перед судьбой, как это уже было давно — в годы Второй мировой войны...
Герои романа — бывший капитан спецназа Сергей Пастухов и его друзья, молодые офицерыдесантники, — неожиданно оказываются в центре крупномасштабной политической провокации. У них есть только одна возможность распутать клубок таинственных событий — пойти на риск. И только один, единственно возможный для них финал — победа любой ценой!
Пролог
И где был хор? где был орган? все рушилось сверху, с небес разверзшихся, пронзенных рыбьей костью соборного шпиля, притянувшего, как громоотвод, все громы и молнии гнева Господня в самой страшной части всех реквиемов, когдалибо исторгнутых на людей свыше.
Dies irae.
День гнева.
И не имело значения, кто вывел на нотных линейках эти грозные знаки неминуемого возмездия, чьи руки упали на клавиатуру органа, кто взмахнул дирижерской палочкой перед хором.
Все это было лишь средство — проводник, случайно избранный энергией грозового разряда, чтобы обрушиться на людские души, сорвать коросту обыденности, как засохший бинт с гноящейся раны, приуготовить к исповеди перед самим собой.
А это и значило — перед Ним.
Это я, это я, Господи!
Имя мое — Сергей Пастухов.
Дело мое на земле — воин.
Твой ли я воин, Господи? Или царя Тьмы?
За стенами собора бушевала весна. Россия еще лежала в снегах, вьюги реяли над ее хмурыми городами. А здесь ветер гнал с Финского залива веселые облака, гранил красную черепицу крыш и древние таллинские мостовые. Трепетали вымпелы на корабельных флагштоках в порту.

По брусчатке Старого города цокали подковы коней, запряженных в пролетки. На них катали туристов.
Завтра на эти мостовые прольется кровь.
Русская.
И эстонская тоже.
Как ее различить?
Кровь различается по группам, а не по национальности.
Эстония была как многопалубный теплоход, на курсе которого всплыла ржавая, обросшая ракушками донная мина. Полвека пролежала она на грунте. И теперь тяжело покачивалась на светлой балтийской волне.
Она не сама всплыла. Ей помогли всплыть.
Вразуми меня, Господи. Наставь на путь истинный.
Укрепи веру мою в то, что я слуга Твой — пес Господен.
Ибо что, если не воля Твоя, вела меня долгим кружным путем и привела на этот перекресток, где прошлое перехлестнулось с будущим и во вспышке короткого замыкания высветились дьявольские механизмы, управляющие жизнью людей?
Dies irae.
Аминь.
Суки.
I
Впервые чувство национального самосознания житель Таллина Томас Реб?ане, за которым еще со школьных лет закрепилась кличка Фитиль, испытал 21 ноября 1990 года в КПЗ 15го отделения милиции города Ленинграда.
За три недели до этого возле гостиницы «Европейская» он свел удачное знакомство с одним из финнов, которые на выходные толпами наезжали в Ленинград оттянуться на всю катушку — отдохнуть от сурового сухого закона, свирепствовавшего на их родине. Финн быстро набрался, ему потребовались российские «деревянные», чтобы продолжить знакомство с достопримечательностями Северной Пальмиры.

Этого момента Томас и ждал. Как истинный джентльмен и даже в некотором роде патриот, он предложил финну обмен по очень выгодному курсу. Но в тот момент, когда пачка «фиников» была уже в руках Томаса, а пачка рублей, ополовиненная широко известным в узких кругах приемом «ломки», перешла к гостю северной



Назад